АСТРАХАНЬ:
ОПЫТ ПАЛАТОЧНОГО
ГОРОДКА РАБОЧИХ
(тактика действий малыми силами)

О.ШЕИН


В июле-августе 1998г. ОРП "Защита" Астраханской области на протяжении более 50-ти дней держало в центре города палаточный городок с участием в нем в отдельные дни до ста человек

ЛЕТО: РОСТ ЗАДАЧ ПРИ УМЕНЬШЕНИИ СИЛ
Для начала следует обрисовать обстановку, сложившуюся на конец июня на предприятиях гстрахани, участвовавших в акциях протеста, тем самым объяснив, почему из различных форм протеста был выбран именно палаточный городок.
Вообще, мы не готовились к активным действиям летом, полагая, что в силу летней специфики - дачи, отпуска, рыбная ловля - социальная обстановка будет в целом спокойной. Конечно, абсолютного спокойствия не предполагалось - вполне возможны были отдельные забастовки и пикетирования, однако масштаб их должен был уступать весенним акциям протеста профсоюза "Защита", завершающим аккордом которых стал пятикилометровый марш рабочих 20-ти предприятий 24 апреля 1998г. под требованием отклонить правительственный вариант КЗоТ.
Однако уже в конце мая пришлось организовывать массовую - до 600 участников - забастовку рабочих "Газстроя" (РАО "Газпром"), сопровождавшуюся перекрытием трассы на газовый комплекс и 10-километровым шествием к Администрации области.
В конце июня кризисная ситуация сложилась в двух первичных организациях "Защиты" - АО "Астрпромстрой" (профиль - строительство школ, больниц, жилых домов, промышленных объектов) и Домостроительный комбинат Газпрома (АДСК, профиль - сборный железобетон, жилищное строительство, грузоперевозки, два основных подразделения - автобаза и полигон). Корень проблемы состоял не в зарплате, а в попытке директоров разгромить первичные организации "Защиты", создать новые предприятия и выбросить неугодных на улицу. То есть, в реструктуризации. На АДСК произошло вычленение в отдельное ООО автобазы, представлявшей собой ядро профсоюза "Защита" предприятия, при этом заказов автобазе не предоставлялось, с нее бралась арендная плата, а ответственность за выплату зарплаты с руководства АДСК снималась.
На "Промстрое" реструктуризация проходила в виде передачи основных фондов в ООО Астрэнергострой, созданное руководителями Промстроя и якобы бравшее на себя в обмен на собственность долги Промстроя (АПС).
В обоих случаях велась целенаправленная борьба против профсоюза. В Промстрое администрация отказалась вести переговоры про колдоговору с "Защитой"аключив коллективный договор с профкомом ФНПР, и установив в нем 6-месячные отпуска на 2/3 тарифа, фактический запрет забастовок, а также бесплатную раздачу квартир начальникам при продаже квартир рабочим.
На АДСК была значительно повышена зарплата, профсоюз ФНПР начал раздавать путевки, в индивидуальном порядке рабочим, отказывающимся выходить из "Защиты" и вступать в ФНПР, угрожали увольнением.
Положение обоих профсоюзов было весьма сложным. На "Промстрое" после успешной двухмесячной весенней забастовки, завершившейся погашением долгов по зарплате бастующим (деньги выдавали только по спискам "Защиты" - штрейкбрехеры денег не получили), до 100 членов профсоюза уволилась по собственному желанию, в том числе часть актива. Из остальных больше половины были распущены по домам на две трети тарифа. Часть людей проживала в селах и связь с ними поддерживать было крайне тяжело.
На АДСК председатель профкома "Защиты" оказался сторонником единоначалия. Поэтому вместо ядра активистов была сформирована схема лидер - рядовые, при серьезном кризисе не выдержавшаяся испытания на прочность. Вдобавок председатель профкома считал, что не он должен проявлять инициативу, а сами работники должны искать его и просить о помощи (обычная модель единоначалия), и, вдобавок, в силу особенности характера, был склонен к краткосрочным решительным действиям, нежели долгой позиционной борьбе. В команде такой человек был очень нужен, особенно на переговорах, поскольку не пасовал перед угрозами, имея личный опыт восстановления через суд на работе и профсоюзной борьбы. Однако именно его авторитаризм подорвал позиции профсоюза и едва не поставил организацию на грань уничтожения.

ПЕРВЫЙ ШАГ ПРЕДПРИНЯЛИ ДИРЕКТОРА
Администрации АДСК и Астрпромстроя решили действовать с размахом. На АДСК из-за отказа от перевода в один день было уволено 102 водителя - исключительно члены профсоюза "Защита". В остальных подразделениях началась пропагандистская обработка рабочих - агитаторы от директора (профком ФНПР, начальники участков и пр.) встречались с рабочими по два раза ежедневно. За отказ подписывать состряпанное в конторе обращение против "Защиты" угрожали увольнением, срезали заработок. В течении двух суток первичка была дезорганизована. Самым тяжелым днем стал понедельник 29 июня, когда люди получили уведомления об увольнении, а председатель профкома подвел коллектив, покинув в обед автобазу и уединившись на несколько дней.
29 и 30 июня на автобазу, а также полигон дважды приезжали представители ОРП "Защита". Исключительно благодаря их оперативному вмешательству около 30 работников решили твердо держаться до победы и выйти в палаточный городок к администрации области. Остальные предпочли согласиться с переводом в автобазу. На полигоне число членов "Защиты" сократилось до 20-30 человек.
В порядке меры оздоровления были избраны три сопредседателя профкома, отвечавшие за работу в организации. Фактически уже с 1 июля работа "Защиты" АДСК оказалась перенесена на улицу, поскольку весь актив профсоюза, исключая одного-двух товарищей, был уволен, организация разгромлена, работники терроризированы.

СОЗДАНИЕ ГОРОДКА
К
ак уже отмечалось выше, если весной "Защита" поднимала на акции протеста до 300-500 человек единовременно, то в силу особенностей лета теперь сделать это был невозможно.
В этой связи была применена тактика действий малыми силами. Основной упор делался на неожиданности и нетрадиционности действий, максимальной решительности, опережении классового противника и широкой пропагандистской кампании.
Для начала 25 июня 25 рабочих АДСК перекрыли трассу на Аксарайск. Месяц назад для этого же на дорогу было выведено 300 человек. Трасса была перекрыта уже после того, как на Газовый комплекс проехали автобусы, но таким образом, что милиция общественной безопасности, готовившаяся к поддержанию порядка, перекрыла дорогу за полчаса до бастующих и сама вынудила автобусы делать 17-километнровый крюк.
В понедельник 29 июня было проведено два захвата - автобазы АДСК (с целью сорвать попытки продажи автомашин владельцами предприятия) и конторы Промстроя. Общее число участников захвата составляло 80 и 70 человек соответственно.
Администрация вызвала милицию. Подъехав и побеседовав с профсоюзными лидерами, уже привыкшие к акциям "Защиты" милиционеры решили не вмешиваться в ход событий.
Рабочие "Промстроя" имели весьма богатый опыт акций протеста. Весной, выбивая зарплату, они пять или шесть раз уже перекрывали вход в контору предприятия, не пуская администрацию на работу (от двух часов до суток), дважды блокировали дороги в центре города, а однажды даже перекрыли вход в Администрацию Астраханской области. Они привыкли и к давлению властей и работодателей - угрозы прокурора, избиения активистов, предательство отдельных лидеров, увольнения (однажды за "прогул" уволили 47 человек, в том числе весь состав профкома и стачкома) шли непрерывно, - и каждый раз забастовщики выходили победителями, а поэтому и теперь были настроены весьма оптимистично.
У работников АДСК опыт борьбы был ощутимо меньшим, хотя включал в себя и забастовки, и суды. Здесь блокада автобазы продержалась всего несколько часов. После деблокады начальники перегнали технику на другие точки, ввиду чего актив "Защиты" был полностью сконцентрирован в палаточном городке.
Строго говоря, 1 июля 1998г. пришедшие к зданию Администрации области рабочие числом около 30-ти человек о палаточном городке, видимо, всерьез и не думали. Хотя еще за пять дней всем было предложено искать палатки, брать с собой продукты питания, столовые приборы и проч., весь народ пришел налегке. Был подвезен только брезентовый полог, оказавшийся довольно грязным. Вдобавок погода, до этого на протяжении двух недель отличавшаяся необычной жарой, неожиданно испортилась и начался довольно сильный ливень, продолжавшийся с перерывами почти весь день.
Организовывать все пришлось влет. В течение двух часов было найдено три палатки, приобретены продукты питания, а уже вечером состоялись переговоры с губернатором.
Первые дни городка были самыми тяжелыми, т.к. не было ни опыта, ни моральной готовности неделями сидеть в палатках. Крайне важным стал поток телеграмм, факсов и резолюций поддержки, сильно подбодривший бастовавших рабочих. Такие резолюции поддержки поступили от:
1. Профсоюзов "Защита" Самары;
2. Профсоюзов "Защита  труда" Азова;
3. Профсоюзов "Защита труда" Ленинградской области и Петербурга;
4. Профсоюза "Защита-Центр" завода "Красный пролетарий";
5. Профсоюза "Защита" консервпрома гстрахани;
6. Профсоюза "Защита" Приволжской железной дороги;
7. Профсоюза "Защита" лифтеров Астрахани;
8. Профсоюза "Защита" завода "Прогресс" гстрахани;
9. Профсоюза "Защита" гимназии № 2 гстрахани;
10. Рабочих Первомайского СРЗ гстрахани;
11. Конференции трудящихся Кировской области (В.Туруло);
12. ОФТ России (В.Страдымов);
13. РИК Совета рабочих (А.Николаев);
14. Депутата Государственной Думы В.Григорьева;
15. Рабочей партии "Милитент" (Р.Джонс);
16. Союза предпринимателей гстрахани;
17. ОФТ Астраханской области;
18. КПРФ гнаменска

13 июля к городку присоединились члены профсоюза "Защита" еще двух предприятий - работники АО "Астратекс" (трикотажный комбинат) и АО "Нижневолгаэлектромонтаж", требовавшие выплатить зарплату.
Городок, конечно, не выжил бы, если бы не материальная и продуктовая помощь, поступавшие от астраханцев. На 20-й день с момента, когда были разбиты палатки, общая сумма пожертвований составила 3000 рублей, в том числе 900 от граждан (одни только прохожие внесли около 500 рублей), 900 от коммерческих фирм (включая консервы, концентраты, хлеб, минеральную воду и пр.), 550 от профсоюзов "Защита" и 800 от общественных организаций (профсоюзы учителей ФНПР, профсоюз "Единение", союз уличных торговцев и пр.).
Было налажено трехразовое питание, в том числе горячее - супы, отварной рис, мясо, компот, фрукты и т.д. В городке установили приемник, принесли шахматы, нарды, регулярно доставляли левые политические газеты. Любая информация о городке - резолюции в его поддержку, публикации в прессе - немедленно ксерокопировались и раздавались рабочим, часть расклеивалась на предприятиях. Ежедневно людям, дежурившим в городке, объяснялась текущая ситуация, ближайшие задачи, доводились до сведения итоги переговоров и акты проверок.
Определялись краткосрочные задачи, т.е. люди знали, что на ближайшие два-три дня ставится вполне конкретная цель, видели ее достижение, после чего на смену выполненной задаче плавно переходила другая. Таким образом, участники акции не просто механистически проводили время, а были полностью посвящены в курс событий, сами включались в работу и нацеливались на конкретный результат. Это позволяло обеспечить динамизм и целеустремленность.
Очень хорошо повела себя астраханская пресса. Журналисты, уже привыкшие к акциям "Защиты", быстро поняли, что на этот раз речь идет не о зарплате, а о законности и сохранении рабочих мест (один из плакатов у городка так и гласил: "Мы хотим работать!"), что прокуратура ничего не предпринимает и другого выхода у людей нет. Полное молчание хранили только газеты обладминистрации и мэрии, а поначалу также еженедельник местной КПРФ. Последний, наоборот, умудрился выступить против рабочих фракций в парламенте, сообщил о союзе КПРФ с Н.Маркиным и ни разу не упомянул о профсоюзе "Защита". Лишь спустя месяц, под давлением обстоятельств, руководство КПРФ перестало блокировать информацию.
Газеты активно освещали жизнь городка, разместив в общей сложности около 20 публикаций с фотографиями, изложением пресс-релизов ОРП "Защита". Размер публикаций доходил до 400 строк ("Пикетчики разбили палатки под окном губернатора", "Рабочие считают своих директоров ворами", "Пикетчики выдвигают политические требования", ""Защита" продолжает наступать", "Наши пикетчики передали пролетарский привет шахтерам", "Первые победы на фронте классовой борьбы" и др.)
Это произошло не стихийно. Работа с прессой была поставлена на крепкую организационную основу. Два раза в неделю выпускались пресс-релизы, отражавшие точку зрения Исполкома ОРП "Защита" на происходящие события и подававшие необходимые факты в соответствующем освещении. Пресс-релизы имели ненавязчивый, сугубо информационный характер, однако акцентировка сообщений позволяла:
* привлечь симпатии к рабочим;
* вынудить администрацию области и правоохранительные органы реагировать на обнародованную информацию, т.е. работать на пользу профсоюза.
Факты, которые замолчены, или являются достоянием узкой группы людей, не имеют такого политического значения, как факты опубликованные. Именно под воздействием публикаций в прессе, иронически отзывавшейся о работе правоохранительных органов (сама ирония была естественным результатом антипрокурорских лозунгов городка, явно уголовных преступлений директоров, полного молчания прокуратуры и уже имевшегося дефицита доверия к правоохранительным органам).
Директора, естественно, пресс-релизы не выпускали. Единственная имевшаяся до 20 июля попытка руководства Газпрома дать свою интерпретацию событий на ведомственном ТВ была крайне неудачной и спустя пару дней им пришлось давать опровержение.
Вот, например, как выглядел пресс-релиз от 17 июля:

ПРЕСС-РЕЛИЗ
(17 июля 1998г.)

Сегодня 19-й день захвата административного здания "Астрпромстроя" и 17-й день палаточного городка.
Число телеграмм и резолюций поддержки превысило 15-ть. В последние дни они поступили от профсоюза "Защита" Приволжской ЖД, профсоюза "Защита" гимназии № 2, ОФТ России, рабочих Первомайского СРЗ. Общая материальная помощь городку составила на вечер 16 июля 2500 рублей, в том числе:
* от граждан 800 руб.;
* от коммерческих фирм 650 руб. (включая продукты);
* от профсоюзов "Защита" 550 руб.;
* от иных общественных организаций 500 руб.
Впоследствии мы дадим полную распечатку.
Астрпромстрой
М
ежду тем в четверг возбуждено уголовное дело против генерального директора АО Астрпромстрой г-на Куличева.
Рабочие Астрпромстроя не намерены снимать блокады с административного здания до момента передачи всех материалов правоохранительным органам. Члены профсоюза "Защита" - акционеры АО АПС готовят иск против г-на Куличева, главного бухгалтера Чудаковой и членов Совета Директоров о возмещении причиненного их действиями вреда АО. Пока сумма компенсации оценивается в 1,6 млн. руб., однако этот расчет является лишь предварительным. Его сумма может значительно возрасти.
Газпром
С
егодня, возможно, завершит работу вторая комиссия, проверяющая АДСК. Об ее итогах мы сообщим в понедельник.
Между тем в городке появились представители еще одного из газпромовских предприятий - Нижневолжскэлектромонтажа (НВЭМ). В НВЭМ не получали зарплату с февраля. Создав профсоюз "Защита", рабочие поначалу пытались решать вопросы мирным путем - предложили начальнику Иванову заключить колдоговор. Предложение даже не было рассмотрено. Поэтому в среду началась забастовка, часть ее участников дежурит в городке. Дано уведомление о намерении перекрыть аксарайскую трассу в районе сеитовка 29 июля. Газпромовское руководство вместо того, чтобы пойти на переговоры, угрожает лишить предприятие объектов, шантажируя коллектив: или работаете бесплатно, или вообще не работаете. Следует отметить, что значительная часть коллектива НВЭМ живет в полодежный и не имеет ни возможности где-то трудоустроиться, ни возможности занять денег, ни возможности подработать.
Астратекс
С
понедельника бастуют рабочие АО "Астратекс". В среду в забастовке был короткий перерыв - г-н Маркин (ген. директор) пообещал за отказ от стачки выплатить по сто рублей аванса. Поэтому в среду бастовал лишь актив профсоюза "Защита" - около 30-ти человек. Обещание выполнено не было, и на следующий день работу прекратили почти все рабочие.
Особенно важно отметить: за май-июнь Астратекс сбыл продукции почти на 4 млн. руб. при месячном фонде оплаты  труда  450 тысяч. За это время рабочие денег, однако, не получили. Долг вырос с 11-ти месяцев до 12-ти.

Так же:
1. ЖЭУ Северо-Каспийского морского пароходства. О.Шеиным направлено письмо в Инспекцию  труда  с материалами о нарушении трудовых прав работников (100 рабочих ЖЭКа, перешедшего в муниципальную собственность, лишили летних отпусков). О результатах сообщим позже.
2. ЖЭКи Приволжского района. 26 июня рабочие ЖЭКов семи сел Приволжского района (члены профсоюзов ФНПР и "Защита") пикитировали здание АОПС. А.Гужвиным им было дано обещание выплатить двухмесячную зарплату - одну за счет области, одну за счет района. На самом деле выдали лишь двухдневную зарплату, и больше ничего не обещают. Зарплаты у ЖЭКовцев не было с прошлого года.
Сопредседатель ОРП
"Защита" О.В.ШЕИН

Городок политизировался. В первый день лозунги, выставленные на ватманных листах перед астраханцами, носили сугубо экономический характер. Единственный политический из них - риторически поставленный вопрос о взятках в прокуратуре - вызвал недовольство части рабочих. Через пять дней уже появился красный флаг и огромный транспарант "Директоров - под суд, прокуроров - в отставку", а еще спустя неделю городок оброс сугубо политическими дадзыбао, включая требование отставки Ельцина и правительства. В центре располагалось красное полотнище с символикой профсоюза - сжатый кулак на фоне пятиконечной звезды с надписью ОРП "Защита".
На второй день существования городка появились местные политические бомжи - от КПРФ, "Яблока", партии генерала Лебедя и ЛДПР. Рабочие их методично, но без грубости, прогоняли, объясняя, что держатся только рабочего профсоюза, а в будущем намерены создать рабочую партию и сами взять власть в свои руки, без всяких посредников. Выражение "политические бомжи" есть не оскорбление, а термин, относящийся к политическим деятелям и объединениям, не имеющим собственной серьезной опорной базы, а предпочитающим присоединиться, подсосаться к другим, чтобы паразитировать на чужой работе.

КОМИССИИ ПРОВЕРЯЮТ МАХИНАЦИИ ДИРЕКТОРОВ
П
осле того, как городок развернулся, были определены основные задачи и ответственные за их выполнение. Задачей №1 стало создание комиссий по проверке деятельности директоров предприятий. Комиссии создавались губернатором области (которому также был нужен какой-то выход из ситуации, и потому он с готовностью откликнулся на предложение профсоюза) в составе представителей администрации области, Инспекции  труда , КРУ, налоговой полиции и ОРП "Защита ". Вопросы для работы комиссий ставили представители профсоюза. На предприятиях поднимались все документы. В случае, если работа председателей комиссий не удовлетворяла рабочих, они заменялись другими ("Промстрой") или вообще формировались новые комиссии (АДСК).
Важно отметить, что рабочие ставили вполне конкретные вопросы: поднимались договора со смежниками, штатное расписание, балансовые отчеты, приказы, списки сдаваемого в аренду имущества, расчеты аренды и пр. При необходимости составлялись "Особые мнения" и дополнения к актам. Так, по АДСК работа комиссии велась по 16-ти направлениям, по АО "Астратекс" по 18-ти, по Промстрою по 29-ти.
По моему глубокому убеждению, комиссии ничего бы не обнаружили, если бы не постоянное и деятельное участие в них представителей рабочих. Имея меньшинство, мы обладали возможностью задавать вопросы, истребовать документы, давать свою трактовку вскрытым фактам и предлагать ее к обсуждению.
Директора предпринимали отчаянные попытки выправить свое незавидное положение: фальсифицировались документы, задним числом подписывались приказы, вносились недостающие деньги. Это делалось весьма топорно, и лишь усугубило положение проверяемых лиц.
В результате были подтверждены следующие факты:
1. Промстрой -
1.1. Незаконная передача имущества треста в частную кампанию, созданную заместителем генерального директора, на общую сумму 13 млн. руб.;
1.2. Занижение стоимости особняка генерального директора, строившегося силами Промстроя - при площади в 588 кв. метров (три этажа, два гаража, трехметровый забор из белого кирпича, лоджии и пр.) он оценивался лишь в 600 тысяч рублей;
1.3. Строительство дачного дома главного бухгалтера по смете "Ремонт автобазы";
1.4. Недостачи на 850 тысяч рублей;
1.5. Создание частной фирмы на Кипре и перегон в нее имущества предприятия.
2. АДСК -
2.1. Незаконное дарение техники РАО Газпром в частную собственность шести начальников на общую сумму 3,7 млн. руб. (129 единиц транспорта);
2.2. Незаконное создание двух ООО, учредителями которых стали начальники Астраханьгазпрома;
2.3. Незаконное увольнение 102 водителей.
3. Астратекс -
3.1. Выявлено, что в условиях, когда рабочим не платили зарплату 12-ть месяцев, девять детей начальников проходили обучение за счет предприятия в платных ВУЗах по 1000 долл. за год учебы.
3.2.
Долг по зарплате составил 3,8 млн. в условиях, когда на складах предприятия лежит продукции на 13 млн. руб. Этого вполне достаточно, чтобы за месяц закрыть весь долг по зарплате, даже если продать изделия за полцены.
3.3. Пять руководителей предприятия построили себе особняки за счет АО "Астратекс". Стоимость вилл оценивается в 120 тысуб., т.е. явно занижена. Срок оплаты установлен в 10 лет, т.е. до 2008 года.
3.4. Зарплата рабочих, по квитанциям, составляет 250 рублей. Зарплата директора Маркина за 1997г.- 94 млн. старых руб., за первые шесть месяцев 1998г. - 54 тыс. новых руб., т.е. за год около 108 тысяч. Ненамного отстают зарплаты других руководителей.

ПЕРВЫЕ УСПЕХИ
В результате было возвращено незаконно присвоенного имущества на 17 млн. руб., восстановлены все уволенные, директор АДСК Тищенко оштрафован на 2500 руб., в отношении руководства Астрпромстроя возбуждено уголовное дело.
Возвратившиеся в АДСК водители немедленно воссоздали профорганизацию "Защита" на автобазе и начали налаживать полуподпольную работу непосредственно на полигоне. Впоследствии пришлось вторично перекрывать вход в контору, причем с использованием автотранспорта (автобус развернули вдоль входа в здание администрации ООО АДСК, до 50-ти рабочих блокировали пешеходные дорожки).
На НВЭМ была выдана часть долга по зарплате, а увольнение членов профкома "Защиты" администрация предприятия объявила "ошибкой".
В Промстрое вообще произошла мини-революция, завершившаяся административным переворотом. 20 июля все начальники участков, в том числе ранее безоговорочно поддерживавшие генерального директора, предъявили тому ультиматум и потребовали отставки. После получасовых переговоров, проходивших в блокированном рабочими дружинниками здании, директор Куличев сложил с себя полномочия.
На этой волне профсоюз "Защита" оперативно заключил соглашение с новой администрацией, добившись:
а) оплаты периода забастовок в размере 2/3 тарифа;
б) оплаты времени дежурства в городке и в конторе дружинников по-среднему;
в) предоставления профсоюзу помещения и перечисления взносов;
г) транспорта для рабочих;
д) заключение колдоговора, по которому профсоюз получал представительство в Совете Директоров и т.д.

Все иски, ранее поданные Куличевым против "Защиты", были аннулированы. Все иски, поданные "Защитой" против администрации, были приняты в нашу пользу соглашением.
В свою очередь, профсоюз "Защита" включился в решение финансово-хозяйственных проблем предприятия, решая вопросы налогообложения, подключения к передаче документов ревизоров КРУ, осуществления инвентаризации и пр.

ДЕЛО О ПРОКУРОРЕ ОРЕХОВЕ
О
дним из требований ОРП "Защита" стал вопрос об отставке руководства прокуратуры области, которое, на протяжении многих месяцев игнорируя требования рабочих, все более и более оказывало давление на активистов "Защиты", обвиняя их в "самоуправстве" во время перекрытия дорог, блокады зданий и даже забастовок. Требование "Защиты" было поддержано еще 11-ю крупными общественными организациями, включая КПРФ, "Яблоко", объединения предпринимателей, обманутых вкладчиков и альтернативные профсоюзы. Депутатом В.Григорьевым был дан запрос на имя С.Кириенко, в котором указывалось о недоверии прокуратуре со стороны астраханцев. Скандал разрастался.
Здесь стоит обрисовать забавную сценку. Спустя месяц после возникновения городка прокурор Орехов решил его посетить, вернувшись из отпуска и к своему ужасу обнаружив, что активная часть горожан требует его немедленно уволить.
Рабочие отказались разговаривать с ним и потребовали немедленно подать в отставку. Были вспомнены избиение рабочей демонстрации ОМОНом на Болдинском мосту 4 февраля и преследования прокуратурой активистов "Защиты" тт. Бубновой (Промстрой), Фатеева (АДСК), Шарапова (Лифтремонт) и др., а также полное бездействие по беззакониям директоров. Один рабочий "Астратекс" спросил Орехова, не приходится ли тому собирать после работы пустые бутылки, чтобы прокормить семью. Другой поинтересовался, может ли он сам расстрелять директора, если прокуратура не способна исполнить свои обязанности. Затем пикетчики, заявив, что в городке существует диктатура пролетариата, проголосовали за удаление Орехова из городка. Орехов удалился. Все это происходило в присутствии прессы, которую пригласила сама же прокуратура.
Через два дня губернатор А.Гужвин направил в генеральную прокуратуру материалы о необходимости смены руководства облпрокуратуры.
Аналогичные документы ушли в Москву за подписью Уполномоченного по правам человека в Астраханской области Ф.Голикова.

На сегодняшний день, когда пишется эта брошюра, еще рано говорить об окончательных результатах. Остаются серьезные проблемы по зарплате в АО "Промстрой" и АО "Астратекс". На первом предприятии также существуют серьезные проблемы с подрядами, на втором еще не снят гендиректор. Пока я писал эту брошюру, наша организация провела акции протеста коммунальщиков Приволжского района (блокировка сельсовета в сксатово и здания районной Администрации в с.Началово), энергетиков (забастовка и блокировка входа в Администрацию области), лифтовиков (пикетирование мэрии), учителей (забастовка в ряде школ) и др. Думается, рано будет говорить об окончательных результатах и через две недели, и через два месяца. На место одной проблеме приходит две других. Решающую точку может поставить только пролетарская революция.