МЕЖДУНАРОДНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ТРУДА О ТРУДОВОМ КОДЕКСЕ РФ

 

В нашу организацию часто обращаются профсоюзные деятели с просьбой прокомментировать, насколько ныне действующий Трудовой кодекс РФ соответствует нормам международного права в части прав профсоюзов, порядка ведения коллективных переговоров, реализации права на забастовку. Точку в спорах о соответствии или несоответствии нашего трудового законодательства по отдельным вопросам поставил Комитет по свободе объединения Международной организации труда.

Поводом для изучения Трудового кодекса РФ послужили две жалобы против Российской Федерации, направленные в Комитет по свободе объединения Российским профессиональным союзом моряков (РПСМ) и Конфедерацией труда России (КТР).

По жалобе РПСМ Комитет по свободе объединения вынес свое решение в ноябре 2003 года. В данной жалобе РПСМ указывал на то, что Трудовой кодекс РФ не признает профсоюзы, созданные по профессиональному признаку, допускает дискриминацию профсоюзов, объединяющих меньшинство работников, отказ в праве вести коллективные переговоры на уровне предприятий вышестоящим профсоюзам, федерациям и конфедерациям, а также нарушение права на забастовку. В жалобе КТР, решение по которой состоялось в марте 2004 года, поднимались вопросы права на свободу объединения, права на ведение коллективных переговоров и права на забастовку.

Таким образом, Комитет по свободе объединения фактически рассмотрел две большие проблемы: организационные основы профсоюзов и, как следствие, ведение коллективных переговоров профсоюзами, а также проблему права на забастовку.

В данной статье речь пойдет о первой проблеме. В следующей статье мы поговорим о праве на забастовку.

В чем заключается суть претензий РПСМ и КТР в отношении Трудового кодекса РФ к профсоюзам?

Первое, на что обращается внимание Комитета, это концепция социального партнерства. По мнению заявителя (в данном случае РПСМ), концепция социального партнерства, в том виде, в котором она закреплена в Трудовом кодексе РФ, учитывает интересы только профсоюзов, построенных по территориально-отраслевому принципу, и не учитывает права и интересы профсоюзов, организованных по профессиональному признаку.  Как следствие такой концепции, в Трудовом кодексе РФ отсутствует такой вид соглашений, как профессиональное соглашение. Правительство России не представило своих замечаний по данному поводу.

Комитет счел, что организации работников и работодателей должны быть свободны в определении уровня ведения переговоров, и им должна быть предоставлена возможность заключения профессиональных соглашений. В связи с этим Комитет обратился к Правительству России с просьбой принять необходимые меры, включая дополнение статьи 45 ТК РФ таким образом, чтобы обеспечить профсоюзам, объединяющим работников одной профессии и их объединениям возможность ведения коллективных переговоров на своем уровне как юридически, так и фактически.

Во-вторых, по мнению обоих заявителей, Трудовой кодекс РФ допускает дискриминацию профсоюзов меньшей численности. В подтверждение своей позиции они ссылаются на ст. 37 ТК РФ, согласно которой если единый представительный орган не создан в течение пяти календарных дней с момента начала коллективных переговоров, то представительство интересов всех работников организации осуществляет первичная профсоюзная организация, объединяющая более половины работников. Комитет, учитывая ответ Правительства, пришел к выводу, что предпочтение, которое Трудовой кодекс РФ отдает «мажоритарным» профсоюзам, не нарушает принцип свободы объединения. При этом Комитет указывает, что российский закон допускает возможность направления действующими в организации профсоюзами своих представителей в состав единого представительного органа в любое время. Развивая идею о дискриминации миноритарных профсоюзов, РПСМ также сослался на ст. 372 ТК РФ. Согласно данной норме работодатель в предусмотренных Кодексом случаях перед принятием решения направляет проект локального нормативного акта, содержащего нормы трудового права, и обоснование по нему в выборный профсоюзный орган, представляющий интересы всех или большинства работников данной организации. Оценивая указанную статью, Комитет напомнил, что определенные преимущества могут быть предоставлены профессиональным союзам в зависимости от степени их представительности, при условии, однако, что выполняется ряд требований, а также, что такое различие сводится к признанию определенных привилегий и не приводит к лишению профсоюзов, не признаваемых наиболее представительными, основных средств защиты профессиональных интересов их членов, средств организации их управления и деятельности и составления своих программ.

Далее предметом анализа Комитета стали ст. 31 и ст. 37 ТК РФ, в которых, по мнению обоих заявителей, имеется противоречие. Напомним, что согласно ст. 31 ТК РФ при отсутствии в организации первичной профсоюзной организации, а также при наличии профсоюзной организации, объединяющей менее половины работников, на общем собрании (конференции) работники могут поручить представление своих интересов указанной профсоюзной организации либо иному представителю, в то время как в соответствии со ст. 37 ТК РФ тайное голосование проводится в том случае, если на предприятии отсутствует первичная организация, объединяющая более половины работников, с целью поручения ведения коллективных переговоров. Комитет согласился с позицией заявителей. По мнению Комитета, проблема заключается в том, что ст. 31 дает возможность избрать иных, не профсоюзных, представителей, даже при возможном наличии на предприятии профсоюза. При этом Комитет ссылается на Рекомендацию МОТ № 91 о коллективных переговорах, которая подчеркивает роль организаций трудящихся как стороны в коллективных переговорах, указывая на непрофсоюзных представителей в переговорах только при отсутствии организации трудящихся на предприятии. В связи с этим Комитет обратился к Правительству с настоятельной просьбой изменить ст. 31 ТК РФ таким образом, чтобы гарантировать, что только в отсутствие профсоюзной организации работники могут избирать иных представителей для представления своих интересов.

Следующая проблема, которую исследовал Комитет, это формы и уровень профсоюзных организаций, которые вправе вести переговоры и заключать коллективные договоры. Во-первых, КТР указывает на формулировку ст. 29(1) ТК РФ, которая зачастую толкуется таким образом, что  вынуждает профсоюзы вступать в члены общероссийских профсоюзов. При этом КТР заявляет, что некоторые работодатели и чиновники считают, что если профсоюз является автономным и не входит в состав общероссийского профсоюза, он не может представлять интересы трудящихся. С данной позицией Комитет не согласился, указав, что такое толкование ст. 29(1) ТК РФ не следует из ее содержания.

Во-вторых, КТР заявляет, что право принимать участие в социально-производственных отношениях, включая право принимать участие в коллективных переговорах и урегулировании коллективных трудовых споров, предоставляется лишь первичным организациям профсоюзов (ст.ст. 29, 31 и 37 ТК РФ). В этой связи Комитет напомнил, что трудящиеся должны обладать свободой в принятии решения о создании на уровне предприятия либо профсоюза, либо другой формы первичной организации, как, например, цеховой профсоюзной организации. Различие между первичной профсоюзной организацией и любой другой формой профсоюза, предоставляя особые преимущества одной форме в ущерб другой форме или лишая преимуществ одну форму в целях предоставления этих преимуществ другой форме организации, не должно иметь косвенным следствием ограничение свободы объединения трудящихся и их права вступать в члены организации по своему выбору. В этой связи Комитет просит Правительство уточнить, имеют ли право «непервичные» профсоюзные организации участвовать в коллективных переговорах.

В-третьих, РПСМ заявляет, что Трудовой кодекс нарушает права профсоюзов более высокого уровня, а также федераций и конфедераций профсоюзов на заключение коллективного договоров в организациях. Комитет указал, что любое ограничение или запрещение в этом отношении задерживает развитие производственных отношений. Такое ограничение препятствует организациям, не имеющих достаточных средств в получении помощи от вышестоящих организаций, которые в принципе лучше обеспечены кадрами, денежными средствами, а также имеют соответствующий опыт, что необходимо для обеспечения успеха в коллективных переговорах. В этой связи Комитет полагает, что федерации и конфедерации действительно должны иметь возможность заключать коллективные договоры, и просит Правительство изменить законодательство таким образом, чтобы обеспечить им доступ к ведению коллективных переговоров.

Таковы основные рекомендации Комитета по свободе объединения МОТ относительно Трудового кодекса РФ и его регламентации прав профсоюзов. Как видно, Комитет во многом отмечает противоречие российского законодательства международным стандартам и просит Россию внести соответствующие изменения.

Приняла ли Россия эти рекомендации к сведению?

Как показывают последние изменения законодательства, в том числе по профсоюзам, Россия не руководствуется рекомендациями МОТ, а, напротив, ужесточает законодательство, ухудшая положение профсоюзов. Так, с 1 января 2005 года отменено освобождение профсоюзов от уплаты государственной пошлины  за регистрацию в качестве юридического лица и регистрацию изменений в уставные документы. В настоящее время на рассмотрении Государственной Думы РФ находится законопроект о внесении изменений в ст. 8 ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», который усложняет процедуру регистрации и отменяет уведомительную регистрацию профсоюзов. В этой связи призываем профсоюзы до 21 февраля 2005 года направлять свои замечания и предложения по законопроекту.

Что же касается рекомендаций МОТ, то, как представляется, это является мощным средством воздействия на нашего законодателя с целью приведения Трудового кодекса РФ в соответствие с международными стандартами. Сейчас профсоюзам необходимо лоббировать свои интересы, поскольку МОТ предоставила все аргументы в пользу либерализации законодательства о профсоюзах.

Как указывалось выше, Комитет по свободе объединения рассмотрел также проблему права на забастовку в российском законодательстве. О том, к каким выводам пришел Комитет, мы поговорим в одном из следующих номеров. 

 

 

© А.Капорин, юрист Санкт-Петербургской общественной организации «Общество содействия социальной защите граждан «Петербургская ЭГИДА».