Подготовлено Директором

Центра социально-трудовых прав

Еленой Герасимовой

тел: 095-775-39-30

www.trudprava.ru

elenager@trudprava.ru

 

 

 

МЕЖДУНАРОДНОЕ  БЮРО  ТРУДА
Административный Совет
Дело № 2199

331-й Доклад

Жалоба на Правительство Российской Федерации, представленная Конфедерацией труда России (КТР)

Заявления: Жалобщик заявляет о фактах антипрофсоюзной дискриминации со стороны администрации морского торгового порта Калининграда, включая репрессии в отношении бастующих трудящихся с целью принудить их вступить в другой профсоюз, перевод персонала на другие рабочие места, сокращение рабочего времени, понижение заработной платы, отказ от выполнения судебного решения, обязывающего восстановить на работе трудящихся-членов профсоюза, вторжении в профсоюзные помещения и нарушения профсоюзной собственности.

Рекомендации Комитета

706. В свете предшествующих заключений, Комитет призывает Административный Совет утвердить следующие рекомендации:

d. Комитет обращается к Правительству с просьбой предпринять необходимые меры, в том числе путем принятия законодательных поправок, для обеспечения того, чтобы жалобы на антипрофсоюзную дискриминацию рассматривались в рамках четких и быстрых национальных процедур. Комитет просит Правительство информировать его по этому вопросу.


Заключение Комитета:

703. Что касается действий, имеющих характер антипрофсоюзной дискриминации, Комитет напоминает, что наличие законодательных норм, запрещающих данные действия, является недостаточным, если они не сопровождаются : действенными процедурами, обеспечивающими их применение на практике (См. Сборник решений и принципов Комитета по свободе объединения, четвертое издание, 1998 год, параграф 742). Отмечая, что начиная с 2001 года, организация-жалобщик обращалась во многие судебные органы с заявлениями об антипрофсоюзной дискриминации, которые вплоть до мая 2002 года не принимались к рассмотрению по процедурным причинам, Комитет считает, что законодательство в области защиты от действий, носящих характер антипрофсоюзной дискриминации, не является достаточно четким и ясным. В этой связи он обращается к Правительству с просьбой предпринять необходимые меры, в том числе путем принятия соответствующих поправок к законам, для того, чтобы жалобы на действия антипрофсоюзной дискриминации могли бы рассматриваться в рамках национальных процедур, носящих ясный, четкий и быстрый характер. Комитет обращается к Правительству с просьбой информировать его по данному вопросу.

 

 

 

МЕЖДУНАРОДНОЕ  БЮРО  ТРУДА
Административный Совет
288-я сессии, Женева, ноябрь 2003 г.

332-й доклад Комитета по свободе объединения

Дело № 2216

    Жалоба против Правительства Российской Федерации, представленная Российским профессиональным союзом моряков (РПСМ)

    Состав жалобы: принятие законодательства, противоречащего принципам свободы объединения, а именно не признание Трудовым кодексом РФ профсоюзов, созданных по профессиональному признаку и продвижение единой системы профсоюзов, дискриминация профсоюзов, объединяющих меньшинство работников, отказ в праве вести коллективные переговоры на уровне предприятий вышестоящим профсоюзам, а также федерациям и конфедерациям, и нарушение права на забастовку.

РЕКОМЕНДАЦИИ КОМИТЕТА

    914. В свете вышеизложенных заключений, Комитет предлагает Административному Совету одобрить следующие рекомендации:

(a) В отношении вопроса о непризнании Трудовым Кодексом профсоюзов, объединяющих членов одной профессии, и в особенности не признании за ними прав на ведение коллективных переговоров, Комитет убедительно просит Правительство принять все необходимые меры, включая изменение статьи 45 ТК РФ с тем, чтобы обеспечить как юридически, так и практически возможность ведения коллективных переговоров по заключению профессиональных соглашений. Комитет также настоятельно просит Правительство информировать о его о принятых мерах.

(b) Комитет обращается с настоятельной просьбой к Правительству изменить статью 31 Трудового кодекса таким образом, чтобы обеспечить принцип, что только в случае отсутствия в организации профсоюзной организации работники могут избирать иных представителей для представления своих интересов. Комитет также просит Правительство информировать его о принятых мерах.

(c) По вопросу о нарушении прав профсоюзных организаций, не являющихся первичными профсоюзными организациями, а также федераций и конфедераций на заключение коллективных договоров в организациях, Комитет убедительно просит Правительство изменить или дополнить законодательство своей страны таким образом, чтобы вышестоящим профсоюзным организациям, федерациям и конфедерациям профсоюзов был обеспечен доступ к ведению коллективных переговоров, а также им было предоставлено право заключать коллективные договоры. Комитет просит Правительство информировать его о принятых мерах.

 (e) Что касается вопроса об ограничении права на забастовку, Комитет убедительно просит Правительство изменить статью 410 Трудового кодекса таким образом, чтобы снизить требование о наличии кворума, необходимого для голосования по вопросу об объявлении забастовки, и информировать Комитет о принятых мерах.

С. Заключения Комитета

    905. В отношении первого утверждения Комитет принимает к сведению, что, по мнению заявителя, общая концепция социального партнёрства, в том виде как она закреплена в Кодексе, не отражает особенности организаций работников, созданных по принципу принадлежности к профессии, и что Трудовой кодекс в статье 45 ограничивает право на ведение коллективных переговоров, не предоставляя возможности заключать профессиональные соглашения. Правительство не представило своих замечаний по данному вопросу. В связи с этим, Комитет полагает, что организации работников и работодатели, а также организации работодателей, должны быть свободны в определении уровня ведения переговоров, и им должна быть предоставлена возможность заключения профессиональных соглашений. На основании изложенного, Комитет обращается с просьбой к Правительству принять все необходимые меры, включая дополнение статьи 45 ТК РФ таким образом, чтобы обеспечить профсоюзам, объединяющим работников одной профессии и их объединениям  возможность ведения коллективных переговоров на своем уровне как юридически, так и фактически. Комитет обращается с просьбой к  Правительству информировать его о принятых или предполагаемых к принятию мер по данному вопросу.

    909.   Комитет далее обращает внимание на статью 31 Кодекса, согласно которой при отсутствии в организации первичной профсоюзной организации, а также при наличии профсоюзной организации, объединяющей менее половины работников, на общем собрании (конференции) работники могут поручить представительство своих интересов указанной профсоюзной организации или иному представителю.  Комитет принимает к сведению мнение заявителя о том, что указанная статья при предусмотренных ею обстоятельствах оставляет решение вопроса о представительстве интересов работников на усмотрение общего собрания работников и это автоматически ставит решение работника о вступлении в тот или иной профсоюз в зависимость от решения других работников. Представляется, что действительно существует противоречие между статьей 31 и статьей 37 ТК РФ, которая, в свою очередь, устанавливает, что в случае если ни одна из профсоюзных организаций не объединяет более половины работников, необходимо проведение тайного голосования для определения той первичной профсоюзной организации, которой поручается вести коллективные переговоры. Комитет полагает, что проблема состоит не в том, имеют ли возможность все работники участвовать в выборе представляющего их интересы профсоюза в случае если ни одна из профсоюзных организаций не объединяет большинство работников, а скорее в том, что статья 31, как представляется, дает работникам возможность избрать иных, не профсоюзных, представителей, даже при возможном наличии на предприятии профсоюза.  Комитет напоминает, что Рекомендация МОТ № 91 о коллективных переговорах (1951 год) подчёркивает роль организаций трудящихся как стороны в коллективных переговорах; в ней говорится о представителях нечленов профсоюза только при отсутствии организации на предприятии. В этих условиях прямые переговоры между предприятием и его наемными работниками в обход существующих представительных организаций могут наносить ущерб принципу, гласящему, что переговоры между работодателями и организациями трудящихся должны поощряться и развиваться (См. Сборник, там же, п. 785). Комитет обращается с настоятельной просьбой к  Правительству изменить статью 31 ТК РФ таким образом, чтобы гарантировать, что только в отсутствие профсоюзной организации в организации (на рабочем месте) работники могут избирать иных представителей для представления своих интересов. Комитет просит Правительство информировать его о принятых или предполагаемых к принятию мерах по данному вопросу.

    910.  По вопросу о нарушении прав профсоюзов более высокого уровня, а также федераций и конфедераций на заключение коллективных договоров в организациях, Комитет придерживается точки зрения, выраженной Комитетом экспертов, согласно которой любое ограничение или запрещение в этом отношении задерживает развитие производственных отношений, в особенности, препятствует организациям, не имеющим достаточных средств, в получении помощи от вышестоящих организаций, которые в принципе лучше обеспечены кадрами, денежными средствами, а также имеют соответствующий опыт, что необходимо для обеспечения успеха в коллективных переговорах. [См. Общий обзор по свободе объединения и коллективным переговорам,  1994 г., §783], и полагает, что такие организации (федерации, конфедерации) действительно должны иметь возможность заключать коллективные договоры [См. Сборник, там же, §783). В связи с этим Комитет обращается с настоятельной просьбой к Правительству изменить либо дополнить законодательство своей страны с тем, чтобы вышестоящим профсоюзным организациям, а также федерациям и конфедерациям, был обеспечен доступ к ведению коллективных переговоров, а также им было предоставлено право заключать коллективные договоры в организациях. Комитет просит Правительство информировать его о принятых или предполагаемых к принятию мерах по данному вопросу.

    912.  По вопросу о кворуме, необходимом для принятия голосованием решения о проведении забастовки, Комитет полагает, что сама по себе обязанность принимать такое решение при наличии определенного кворума может считаться допустимой; соблюдение положения о кворуме в две трети работников может оказаться трудновыполнимым, особенно при наличии большого числа членов профсоюза, работающих на обширных территориях (См. Сборник, там же, п. п. 510 - 511). Комитет обращается с настоятельной просьбой к Правительству внести изменения в законодательство о снижении положения о кворуме, необходимом для принятия решения о забастовке, а также информировать его о принятых или предполагаемых к принятию мерах по данному вопросу.

 

 

 

 

 

МЕЖДУНАРОДНОЕ  БЮРО  ТРУДА
Административный Совет
289-я сессии, Женева, март 2004 г.

333-й доклад Комитета по свободе объединения
Случай № 2251

Жалоба на Правительство Российской Федерации, представленная Конфедерацией труда России (КТР)

Заявления: Истец заявляет, что недавно принятый Трудовой кодекс содержит положения, нарушающие принципы свободы объединения, право трудящихся присоединяться к организациям по своему собственному выбору и самостоятельно определять свою структуру и состав, право на ведение коллективных переговоров и право на забастовку.

РЕКОМЕНДАЦИИ КОМИТЕТА

1001.  В свете сделанных заключений, Комитет обращается к Административному совету с призывом утвердить следующие рекомендации…:

КОМИТЕТ ПРИЗЫВАЕТ ПРАВИТЕЛЬСТВО ИЗМЕНИТЬ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО:

с) Комитет призывает Правительство изменить статью 31 с тем, чтобы было ясно, право представлять трудящихся может быть предоставлено другим представительным органам лишь в случае, когда на предприятии нет профсоюза.

d)  Комитет обращается к Правительству с просьбой предпринять все необходимые меры, включая изменение статей 26 и 45 Трудового кодекса для того, чтобы сделать возможным ведение коллективных переговоров на уровне отдельных профессий как в законодательном порядке, так и на практике.

g) Комитет напоминает, что трудящиеся и их организации могли прибегать к забастовке для того, чтобы добиться признания профсоюза, а также для того, чтобы критиковать экономическую и социальную политику Правительства. Они должны иметь право проводить забастовку солидарности в случаях, если забастовка, которую они поддерживают, сама является законной.

i) Что касается заявления, касающегося ограничений права на забастовку, Комитет обращается к Правительству с просьбой изменить статью 410 Трудового кодекса с тем, чтобы понизить кворум, необходимый для голосования по решению об объявлении забастовки, и просит информировать его в этой связи.

j) Комитет обращается к Правительству с просьбой изменить статью 410 Трудового кодекса с тем, чтобы организации трудящихся не были обязаны в законодательском порядке объявлять продолжительность забастовки.

l) Комитет обращается к Правительству с просьбой изменить законодательство таким образом, чтобы любое противоречие, касающееся минимальных услуг, разбиралось бы независимым органом, пользующимся доверием всех сторон конфликта, а не административным органом.

m) Что касается статьи 413(1)(b) Трудового кодекса, в свете обеспокоенности, высказанной истцом, Комитет обращается к Правительству с просьбой уточнить, какие именно службы и предприятия оно квалифицирует как «прямо связанные с наиболее опасными видами производства или оборудования», где право на забастовку запрещено.

n) Комитет обращается к Правительству с просьбой изменить законодательство таким образом, чтобы работники, занятые на железнодорожном транспорте, и работники, занятые на государственной службе, но не осуществляющие свои функции от имени государства, имели бы право на забастовку.

o) Комитет обращается к Правительству с просьбой принять необходимые меры, включая меры по изменению законодательства, для того, чтобы забастовка не объявлялась незаконной тогда, когда список минимальных услуг не был согласован сторонами конфликта в течение 5 дней с начала объявления забастовки.

r) Комитет напоминает, что если забастовка является законной, использование рабочей силы, привлеченной из-за пределов предприятия для того, чтобы заменить бастующих работников на неопределенный период, содержит опасность нарушения права на забастовку, что, в свою очередь, может повлечь за собой ущемление свободы исполнения профсоюзных прав.

s) Комитет обращается к Правительству с просьбой обеспечить соблюдение принципов, упомянутых в пунктах от с) до о) и r).

Комитет просит Правительство уточнить:

а) Комитет обращается к Правительству с просьбой уточнить, навязывает ли статья 29(1) Трудового кодекса профсоюзам обязанность вступать в члены общероссийского профсоюза.

b) Комитет обращается к Правительству с просьбой уточнить, могут ли независимые или т.н. «свободные» профсоюзы, которые не являются первичными профсоюзными организациями в составе вышестоящего профсоюза, представлять интересы трудящихся в ходе коллективных переговоров, коллективных трудовых конфликтов, и т.д.

e) Комитет обращается к Правительству с просьбой информировать его о развитии расследования нарушений прав профсоюзов со стороны дирекции УЭХК, о которых указано в заявлении УРАЛПРОФЦЕНТРА.

f) Комитет обращается к правительству с просьбой начать расследование в целях изучения заявления ТОПЦ, касающегося отказа от создания совместного представительного органа с целью ведения коллективных переговоров в рамках ЖЭК УГ.

h) Что касается заявления о необходимости утверждения требований, которые профсоюз намеревается направить в адрес работодателя, на собрании (конференции) работников, Комитет обращается к Правительству с просьбой предоставить ему дополнительную информацию о том, как на практике действует статья 399.

k) Комитет обращается к Правительству с просьбой уточнить, касается ли обязанность обеспечивать минимальные услуги всех категорий трудящихся и, если так оно и есть, просит Правительство изменить законодательство с тем, чтобы ограничить эту обязанность следующими ситуациями: 1) в службах, перерыв в деятельности которых может привести к возникновению опасности для жизни, безопасности и здоровья людей как для части, так и для всего населения (основные услуги в точном смысле этого термина); 2) в службах, чьи услуги не являются основными в точном смысле этого термина, но в которых масштабные и продолжительные забастовки могли бы спровоцировать острый национальный кризис, ставящий под угрозу нормальные условия существования населения; 3) в важнейших государственных службах.

p) В свете заявления истца о том, что на практике забастовка часто переносится или объявляется незаконной, Комитет обращается к Правительству с просьбой представить ему соответствующие сведения, включая статистические данные, о применении права на забастовку на практике.

q) Комитет обращается к Правительству с просьбой уточнить, распространяется ли статья 20.26 Административного кодекса на бастующих трудящихся.

t) Комитет просит Правительство информировать его по всем вышеперечисленным пунктам.

u)  Комитет напоминает Правительству, что оно может воспользоваться технической помощью со стороны МБТ.

v) Комитет привлекает внимание Комитета экспертов по применению конвенций и рекомендаций к законодательным аспектам этого случая.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЯ КОМИТЕТА (разъяснение позиции Комитета и ее обоснование):

- ОТНОСИТЕЛЬНО ПРИЗНАНИЯ ПЕРВИЧНЫХ ПРОФСОЮЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ РАБОТНИКОВ

973.  Во-вторых, КТР заявляет, что в соответствии с положениями вышеуказанных статей, право принимать участие в социально-производственных отношениях, включая право принимать участие в коллективных переговорах и урегулировании коллективных трудовых споров, предоставляется лишь первичным организациям профсоюзов. На практике, это означает, что независимые или «свободные» профсоюзы являются исключенными из коллективных переговоров, что заставляет их в данной ситуации менять свой юридический статус и устав для того, чтобы стать членами профсоюзов более высокого уровня. …

975.  Комитет напоминает в этой связи, что трудящиеся должны обладать свободой в принятии решения о создании на уровне предприятия либо профсоюза трудящихся, либо другой формы первичной организации, как, например, цеховой профсоюзной организации. Он напоминает, что различие между первичной профсоюзной организацией и любой другой формой профсоюза, предоставляя особые преимущества одной форме в ущерб другой форме или лишая преимуществ одну форму в целях предоставления этих преимуществ другой форме организации, не должно иметь косвенным следствием ограничение свободы объединения трудящихся и их права вступать в члены организации по своему выбору. Комитет обращается к Правительству с просьбой уточнить, могут ли независимые или «свободные» профсоюзы, которые структурно не являются первичными организациями вышестоящего профсоюза, представлять интересы трудящихся в ходе коллективных переговоров, коллективных трудовых споров, и т.д.


- ОТНОСИТЕЛЬНО ПРАВА НЕПРОФСОЮЗНОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ПРЕДСТАВЛЯТЬ ИНТЕРЕСЫ РАБОТНИКОВ В СЛУЧАЕ, ЕСЛИ ПРОФСОЮЗНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЯЕТ МЕНЕЕ 50 % РАБОТНИКОВ ОРГАНИЗАЦИИ 

976.  В-третьих, организация-истец приводит статью 31 Кодекса, которая, по ее мнению, может быть интерпретирована следующим образом: если на предприятии не имеется первичной профсоюзной организации или если она представляет менее 50 процентов работников предприятия, работники могут поручить данной «миноритарной» первичной профсоюзной организации или непрофсоюзному представителю, даже если на этом предприятии имеется профсоюз, но его структура не соответствует структуре первичной профсоюзной организации, представлять их интересы. Кроме того, КТР заявляет, что эта статья не определяет четким образом, что непрофсоюзный представитель может представлять трудящихся лишь в том случае, если на предприятии нет профсоюзной организации. Последствиями подобного положения могут быть проблемы практического характера, чему свидетельством является факт, когда многие работодатели вступают в коллективные переговоры с иными представителями трудящихся несмотря на то, что на предприятии имеются профсоюзы.

977.   Комитет отмечает, что Правительство, если не считать цитирование статьи 31 Кодекса, никак не комментирует данное заявление. Комитет напоминает свое заключение, касающееся схожего заявления, содержащегося в случае № 2216, в котором он пришел к выводу, что действительно имеется противоречие между этой статьей и статьей 37, которая говорит, что тайное голосование должно быть организовано для того, чтобы определить, какой «профсоюз» будет вести коллективные переговоры, если ни один профсоюз не объединяет более половины работников предприятия. Комитет посчитал, что статья 31 дает трудящимся возможность избирать непрофсоюзных представителей в то время, когда на предприятии уже имеется профсоюзная организация.  Комитет также напомнил, что Рекомендация № 91 о коллективных переговорах (1951) отдает предпочтение, касательно одной из сторон коллективных переговоров, организациям трудящихся и упоминает «представителей неорганизованных трудящихся» лишь в случаях отсутствия таких организаций. В этих условиях, прямые переговоры между предприятием и его персоналом, при которых имеются попытки проигнорировать существующие представительные организации, могут в некоторых случаях противоречить принципу, в соответствии с которым следует поощрять и развивать коллективные переговоры между работодателями и организациями трудящихся (см. Сборник решений и принципов Комитета по свободе объединения, четвертое издание, 1996 г., параграф 785). Комитет обратился к Правительству с просьбой внести поправку в статью 31 с тем, чтобы трудящиеся могли избирать иных представителей в целях защиты своих интересов лишь в тех случаях, когда на предприятии не имеется профсоюзной организации (см. Доклад 332, параграф 909). Комитет возобновляет свою просьбу к Правительству информировать его о принятых или предполагаемых мерах в этой связи.


- ОТНОСИТЕЛЬНО ПРАВА ЗАКЛЮЧАТЬ СОГЛАШЕНИЯ НА ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ 

978.  Что касается заявления о нарушении права на ведение коллективных переговоров, Комитет отмечает, что КТР приводит статьи 43 и 26 Трудового кодекса, которые, по мнению организации-истца, не отражают особое положение организаций трудящихся, основанных на профессиональных критериях. Она также заявляет, что Трудовой кодекс ограничивает уровень ведения коллективных переговоров, не предоставляя возможности заключения коллективного соглашения (договора) на профессиональном уровне. Комитет напоминает, что он уже разбирал это заявление в случае № 2216 и что он посчитал, что организации трудящихся и работодатели и их организации должны быть свободными в определении уровня ведения переговоров, включая возможность заключения соглашений (договоров) на профессиональном уровне (см. Доклад 332, параграф 905). От Правительства по этому поводу не было получено никакой информации. В этой связи Комитет обращается к Правительству с просьбой принять все необходимые меры, включая изменение статей 26 и 45, для того, чтобы позволить ведение коллективных переговоров на профессиональном уровне, и это как в законодательном, так и в практическом плане. Комитет обращается к Правительству с просьбой информировать его о всех принятых или предполагаемых мерах в этой связи.


- ОТНОСИТЕЛЬНО ПРАВА НА ПРОВЕДЕНИЕ ЗАБАСТОВОК ДЛЯ РАЗРЕШЕНИЯ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ТРУДОВЫХ СПОРОВ, ЗАБАСТОВОК СОЛИДАРНОСТИ, ЗАБАСТОВОК С ЦЕЛЬЮ ДОБИТЬСЯ ПРИЗНАНИЯ ПРОФСОЮЗА, ЗАБАСТОВОК ПРОТИВ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ

984.  Что касается заявления, касающегося ограничений права на забастовку, Комитет отмечает, что организация-истец упоминает следующие статьи Кодекса: 398, 399, 409, 410, 412, 413 и 417. Прежде всего, КТР заявляет относительно статей 398 и 409, что законодательство не предусматривает никакой возможности прибегать к забастовке для разрешения индивидуальных споров, касающихся, например, невыплаты заработной платы. Подобная ситуация имеет результатом судебные решения, в которых суд объявляет такие забастовки незаконными, следствием чего является, что гарантии, которыми обычно пользуются участники забастовки (как, например, восстановление в должности), им уже не предоставляются. Истец приводит пример, когда 19 членов свободного профсоюза «Металлург» были уволены потому, что они принимали участие в забастовке протеста против невыплаты заработной платы. Суд расценил, что данный спор не является коллективным, и отказал в восстановлении на работе 18 забастовщиков. КТР заявляет также, что не имеется никаких положений в российском законодательстве, предусматривающих возможность проведения забастовок солидарности, забастовок, имеющих целью добиться признания профсоюза, или забастовок, объявленных по поводу важных экономических или социальных проблем. Комитет отмечает, что Правительство не представило по данному поводу никаких замечаний.

985.  Комитет считает, что в контексте, когда забастовка рассматривается в качестве средства разрешения трудового спора, не надлежит задаваться вопросом, является ли данный спор коллективным или же он имеет чисто индивидуальный характер. Что важно, так это рассмотреть, в какой мере он наносит ущерб интересам других работников. В представленном здесь случае невыплата заработной платы со всей очевидностью наносит ущерб экономическим и социальным интересам большого количества работников. В этих условиях работники должны иметь право объявлять забастовку. Что касается заявления, в соответствии с которым российское законодательство не предусматривает никаких положений, относящихся к забастовкам солидарности, забастовкам, имеющим целью добиться признания профсоюза, или забастовок, объявленных по поводу важных экономических или социальных проблем, Комитет напоминает, что работники и их организации должны иметь право объявлять забастовку с целью добиться признания профсоюза или для того, чтобы протестовать против экономической и социальной политики Правительства, а также для выражения солидарности при условии, что первоначальная забастовка, требования  которой они поддерживают, сама была бы законной (см. Сборник, параграф 482, 484 и с 486 по 488). При рассмотрении данного случая Комитет отмечает, что если эти формы забастовки не являются четко запрещенными законодательством, то они могут быть признанными и гарантированными путем принятия юридических норм. Комитет обращается к Правительству с просьбой обеспечить соблюдение этих принципов.


- ОТНОСИТЕЛЬНО КВОРУМА ДЛЯ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ ОБ ОБЪЯВЛЕНИИ ЗАБАСТОВКИ 

987.  Комитет принимает к сведению заявление, касающееся статьи 410, которая предусматривает, что решение об объявлении забастовки должно быть принято общим собранием (конференцией) работников по предложению представительного органа, предварительно назначенного самими работниками, что как минимум две трети работников должны принимать участие в собрании и что решение об объявлении забастовки должно быть принято как минимум половиной присутствующих на собрании работников. Комитет принимает также к сведению решение, принятое 22 марта 2002 года Московским муниципальным судом, которое приводит КТР, в соответствии с которым «решение об объявлении забастовки может быть принято собранием (конференцией) работников, а не профсоюзом, который не имеет полномочий объявлять забастовку». Правительство не представило никакой информации по этому вопросу. Комитет напоминает, что он рассматривал подобное заявление в случае № 2216 (см. Доклад 332, параграф 912). Признавая право профсоюзов объявлять забастовку, Комитет, тем не менее, допускает, что исполнение этого права должно быть обусловлено согласием некоторого количества работников. В этой связи Комитет считает, что если обязанность соблюдать некоторый кворум для принятия решения об объявлении забастовки вполне приемлема, то соблюдение кворума в две трети может быть затруднительным (см. вышеуказанный Сборник, параграфы 510-511). В связи с этим он обращается к Правительству с просьбой внести поправки в законодательство с тем, чтобы понизить кворум, необходимый для принятия решения об объявлении забастовки, и просит Правительство информировать его о принятых или предполагаемых мерах в этой области.


-ОТНОСИТЕЛЬНО ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТИ ЗАБАСТОВКИ 

988.  Что касается обязанности, обусловленной статьей 410, объявлять «возможную» продолжительность забастовки, Комитет считает, что требование к работникам и их организациям уточнять продолжительность забастовки ограничивает их право самостоятельно организовывать свою деятельность и формулировать свои программы. Комитет обращается к Правительству с просьбой внести поправки в законодательство с тем, чтобы организациям работникам более не вменялась обязанность сообщать продолжительность забастовки, и просит информировать его о принятых или предполагаемых мерах в этой связи.


-ОТНОСИТЕЛЬНО ВЫПОЛНЕНИЯ МИНИМУМА НЕОБХОДИМЫХ РАБОТ В ПЕРИОД ЗАБАСТОВКИ 

989.
  Затем Комитет принимает к сведению заявления истца в отношении обязательных минимальных услуг. Организация-истец поднимает два вопроса по этому поводу. Во-первых, КТР заявляет, что статья 412 не указывает ясно на то, должны ли минимальные услуги распространяться на все сектора деятельности. Во-вторых, она утверждает, что в статье определено, что в случае разногласий между сторонами об объеме обязательных минимальных услуг, которые должны быть предоставлены  предприятием (организацией) в целях обеспечения безопасности, здоровья и жизни людей, а также жизненных интересов общества, решение должно приниматься административным органом. Правительство не представило никакой информации по данному вопросу.

990.  Что касается первого вопроса, Комитет придерживается мнения, что обеспечение минимальных услуг в ходе забастовки должно применяться лишь в следующих случаях: 1) в службах, прекращение деятельности которых может поставить под угрозу жизнь, безопасность и здоровье как части, так и всего населения (основные услуги в точном смысле этого слова); 2) в службах, не являющимися жизненно важными в точном смысле этого слова, но где широкомасштабные забастовки могут спровоцировать острый кризис в национальном масштабе, ставящий под угрозу нормальные условия жизни населения; 3) в государственных службах, имеющих важнейшее значение (см. Сборник, параграф 556). Комитет обращается к Правительству с просьбой указать, действительно ли оказание минимальных услуг распространяется на все категории работников и, если это так, просит его внести поправки в законодательство с тем, чтобы распространение минимальных услуг было ограничено вышеуказанными случаями.

991.  Что касается положения, в соответствии с которым любое разногласие в установлении минимума необходимых услуг должно быть разрешено органом исполнительной власти, Комитет считает, что если переговоры между сторонами не приводят к соглашению, подобные разногласия должны разрешаться независимым органом с тем, чтобы избежать каких-либо проволочек, которые в действительности явились бы своего рода эквивалентом ограничения права на забастовку. В этой связи Комитет обращается к Правительству с просьбой принять поправки к законодательству с тем, чтобы любое разногласие по поводу минимума необходимых услуг разрешалось бы через независимый орган, пользующийся доверием всех сторон спора, а не административным органом. Он просит информировать его о принятых или намеченных мерах в этой связи.


- ОТНОСИТЕЛЬНО ЗАПРЕЩЕНИЯ ПРОВОДИТЬ ЗАБАСТОВКУ ДЛЯ НЕКОТОРЫХ КАТЕГОРИЙ РАБОТНИКОВ, В ЧАСТНОСТИ, ДЛЯ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКОВ И ГОСУДАРСВТЕННЫХ СЛУЖАЩИХ 

992.  Кроме этого, Комитет принимает к сведению заявления КТР, касающиеся ограничений права на забастовку в отношении некоторых категорий работников (статья 413). Организация-истец поднимает два вопроса в этой связи. Прежде всего, КТР проявляет беспокойство по поводу интерпретации или определения, которые могут быть сделаны в отношении следующих понятий, содержащихся в статье 413(1)(а) и (б): «…в организациях, непосредственно обслуживающих особо опасные виды производств или оборудования…» и «…создает угрозу обороне страны и безопасности государства, жизни и здоровью людей». По мнению истца, эти положения могут быть интерпретированы слишком расширительно и могут, следовательно, ограничить право на забастовку для большого количества работников. Во-вторых, истец приводит статью 413(2), которая предусматривает, что право на забастовку может быть ограничено федеральным законом. В этой связи он цитирует некоторое количество нормативных законодательных текстов, налагающих ограничения или прямо запрещающих право на забастовку для следующих категорий работников: полицейские, военнослужащие, служащие федеральных учреждений связи и правительственной информации, служащие системы Министерства внутренних дел, служащие федеральных служб связи, государственных служащие, служащие служб скорой помощи и спасения, работники железных дорог, муниципальные служащие, авиадиспетчеры, работники налоговых служб. Забастовки, проходящие недалеко от размещения ядерных установок и мест хранения ядерного горючего или отходов также подвергаются ограничениям, если они создают угрозу для безопасности людей, окружающей среды, здоровья, законных прав и интересов других людей. Истец считает, что вышеуказанные запреты ущемляют право на забастовку неоправданно большого количества работников, чем этого требуют интересы сохранения жизни, безопасности или здоровья всего или части населения. Статья 11 Закона о государственной службе запрещает, например, право на забастовку в государственной службе не только для чиновников, выполняющих свои властные функции от имени государства, но также и для многих других категорий служащих. Правительство не представило никакой информации по данному вопросу.

993.  Что касается этих заявлений, Комитет напоминает случаи, при которых право на забастовку может быть ограничено или даже запрещено: 1) на государственной службе лишь для тех чиновников, которые исполняют свои функции от имени государства; 2) в основных службах в точном смысле этого термина, т.е. службах, прерывание деятельности которых может поставить под угрозу жизнь, безопасность или здоровья части или всего населения; 3) в обстановке острого национального кризиса (см. Сборник, параграфы 526-527). Что касается статьи 413(1)(б), в свете озабоченностей, выраженных организацией-истцом, Комитет обращается к Правительству с просьбой указать, какие службы и производства или используемое в них оборудования являются крайне опасными и где забастовки запрещены. Что касается вышеперечисленных категорий работников, которые, в силу существующих федеральных законов, не могут прибегать к забастовочным действиям, Комитет отмечает, что список включает работников железных дорог, которые не входят в состав основных служб в точном смысле этого термина.  В этой связи Комитет обращается к Правительству с просьбой внести поправки в законодательство с тем, чтобы включить работников железных дорог и государственных служащих, не исполняющих свои функции от имени государства, в категорию работников, имеющих право прибегать к забастовочным действиям.


-ОТНОСИТЕЛЬНО ОСНОВАНИЙ ПРИЗНАНИЯ ЗАБАСТОВКИ НЕЗАКОННОЙ 

994.  Кроме того, Комитет отмечает, что, по мнению организации-истца, статья 413(3) также ограничивает право на забастовку. Эта статья говорит, что забастовка является незаконной, если она была объявлена без учета сроков, процедур и требований, предусмотренных Кодексом. Однако, по мнению организации-истца, в тексте статьи не имеется никакого упоминания о сроках процедурах и требованиях. В этих условиях суд может объявить, что забастовка незаконна в связи с тем что нарушено какое-либо положение закона, каким бы то положение ни было. КТР приводит примеры, когда забастовка была признана незаконной: 1) если стороны не договорились о перечне  минимальных услуг в течение пяти дней с момента принятия решения об объявлении забастовки (условие, оговоренное в статье 412(5)), даже если пройдет значительное время с момента принятия решения о проведении забастовки и моментом начала самой забастовки, другими словами, пройдет достаточно времени для того, чтобы согласовать перечень необходимых минимальных услуг; 2) если в ходе забастовки  стороны не предприняли  усилий для урегулирования спора путем согласительных процедур (статья 412(1)). Правительство не представило никакой информации по данному вопросу.

995.  Что касается сроков, процедур и требований, предусмотренных статьей 413(3) Трудового кодекса, Комитет уточняет, что эта статья отправляет к статьям 398-413, которые ей предшествуют. Тем не менее, что касается положения, когда забастовка объявляется незаконной потому, что стороны не согласовали перечень минимальных услуг в течение пяти календарных дней  с момента принятия решения об объявлении забастовки, как это предусматривает статья 412(5), Комитет напоминает, что условия, выдвигаемые законодательством для того, чтобы забастовка была признана законной, должны быть обоснованы и ни в коем случае не представляли значительного препятствия для осуществления деятельности профсоюзных организаций (см. Сборник, параграф 498).  Комитет обращается к Правительству с просьбой предпринять необходимые меры, вплоть до внесения поправок в законодательство, с тем, чтобы забастовка не признавалась незаконной, если стороны не согласовали в течение пяти дней перечень минимальных услуг, особенно если имеется достаточно времени для согласования данного вопроса до того, как забастовка будет действительно начата. Комитет просит Правительство информировать его в этой связи. Что касается положения статьи 412(1), в соответствии с которой стороны должны предпринимать усилия для урегулирования конфликта в ходе забастовочных действий, Комитет считает, что оно не может быть расценено как противоречащее принципам свободы объединения.


- О ПРАКТИЧЕСКОЙ ВОЗМОЖНОСТИ РЕАЛИЗОВАТЬ ПРАВА НА ЗАБАСТОВКУ 

996.  Далее, Комитет принимает к сведению заявление истца, в соответствии с которым российское законодательство накладывает на представителей трудящихся обязанность уведомлять работодателя о забастовочных действиях заблаговременно, как минимум за 10 дней, что дает работодателю достаточно времени для того, чтобы опротестовать юридические мотивы забастовки. Комитет отмечает это заявление КТР потому, что оно обрисовывает часто используемую в России практику, когда работодатели возбуждают судебные разбирательства о законности забастовки с момента ее объявления. В большинстве случаев суды издают постановления, откладывающие на 30 дней начало забастовки или объявляющие ее незаконной. В таких условиях проведение забастовки становится практически невозможным. Правительство не предоставило никакой информации по этому вопросу. Комитет считает, что обязанность давать уведомление о забастовке работодателю до момента ее начала, является вполне приемлемой (см. Сборник, параграф 502).  Кроме того, Комитет отмечает, что только судебные инстанции обладают компетенцией объявлять забастовку незаконной, что также соответствует принципам свободы объединения. Тем не менее, он считает, что законодательные положения не должны использоваться для ущемления, на практике, использования  права на проведение забастовочных действий. Что касается заявления истца о том, что на практике забастовка часто переносится на более поздний срок или признается незаконной, Комитет обращается к Правительству с просьбой предоставить ему соответствующую информацию, включая статистические сведения о практическом применении права на забастовку.


- О НЕДОПУСТИМОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ШТРЕЙКБРЕХЕРОВ

998.  Комитет принимает к сведению озабоченность организации-истца по поводу замены работников, принимающих участие в забастовке, другими работниками, что является широко используемой работодателями практикой в условиях отсутствия соответствующего запрещения в тексте Трудового кодекса. Комитет считает, что наем работников с целью срыва забастовки в отрасли, которая не может рассматриваться как сектор, обеспечивающий основные услуги в строгом смысле данного термина и где забастовка может быть запрещена, является серьезным нарушением права на объединение. Если забастовка законна, использование нештатной рабочей силы с целью замены забастовщиков на неопределенный срок ущемляет право на забастовку и может затруднить свободное исполнение профсоюзных прав (см. Сборник, параграфы 570 и 571). Комитет обращается к Правительству с просьбой обеспечить соблюдение этого принципа.

1000.  Комитет привлекает внимание Комитета экспертов по применению конвенций и рекомендаций к законодательным аспектам этого случая.

 

 

http://www.rasputitsa.ru/bonusy-internet-casino бонусы интернет казино!